Category: литература

"Ледяной остров" С.Маршака с иллюстрациями О.Верейского (1947)

Оригинал взят у donna_benta в "Ледяной остров" С.Маршака с иллюстрациями О.Верейского (1947)
Многие известные стихи С.Маршака похожи на репортажи с места событий, написаны по свежим следам происшествий. Эту книгу критики ставят в один ряд с "Рассказом о неизвестном герое", только имя героя известно и указано в первых строках: "Посвящается капитану медицинской службы Павлу Ивановичу Буренину".



Collapse )

О самом событии газеты писали летом 1946 года:  врач-десантник Павел Буренин, спасая больного, совершил первый в истории прыжок с парашютом в условиях Арктики.



Хирург Павел Буренин во время недавней войны лечил партизан, за его плечами было 23 прыжка с парашютом. В июне 1946 года именно его включили в группу спасения, когда возникла экстренная ситуация на Земле Бунге: 18-летний метеоролог Виктор Беляков во время охоты получил травму глаза - пуля разорвала ствол ружья. Вот как об этом рассказывает известный полярник Виталий Волович в своей книге "На грани риска":
"Все началось 21 июня 1946 года. Московский радиоцентр Главного управления Северного морского пути получает тревожную радиограмму: тяжело ранен метеоролог полярной станции на Земле Бунге; нужна срочная операция.
Но как доставить хирурга на крохотный островок Новосибирского архипелага? Судном? Но море Лаптевых забито тяжелыми паковыми льдами, через них не пройти и самому могучему ледоколу. Может быть, на собаках? Но это слишком долго. Самолетом? На Бунге нет посадочной площадки. Остается одно послать помощь гидросамолетом. Если не удастся найти для посадки "открытую воду" поблизости от берега, хирурга решено сбросить на парашюте.

Collapse )

Для Павла Буренина это была первая операция на глазах. Организаторы спасательного рейса прекрасно сознавали, что врача-окулиста с опытом прыжков им не найти, и молодой хирург взял ответственность на себя.
Самуил Маршак переписывался с героем своего стихотворения и помог тому продолжить образование. Сохранилось его письмо к Павлу Буренину от 16 января 1947 года:

"Дорогой Павел Иванович,
Простите, что так долго не отвечал на Ваше письмо. У меня сейчас очень трудные обстоятельства. Болезнь жены совсем выбивает меня из колеи.
Но все-таки я дважды разговаривал о Вас с генералом Смирновым. Я передал ему Ваше желание работать в хорошей клинике. Но он склоняется больше к тому, чтобы предоставить Вам возможность стать адъюнктом Академии. Для этого надо будет сдать экзамен. Ген<ерал> Смирнов обещал мне, что Вам будет послана программа. Получили ли Вы ее? Имеете ли возможность готовиться к экзамену? Напишите мне об этом. Судьба Ваша меня живейшим образом интересует.
Что касается баллады, то она, должно быть, будет напечатана в февральской книжке журнала "Знамя". Как только у меня будет экземпляр, я Вам пришлю его, если Вы к тому времени не будете уже в Москве.
А пока жду от Вас вестей. Пишите мне, если даже ответ от меня задерживается. У меня не всегда находится время для немедленного ответа. Но письмам Вашим я буду всегда рад".


Впервые "Ледяной остров" и в самом деле был напечатан во 2-м номере журнала "Знамя" за 1947 год. А Павел Иванович Буренин через несколько лет окончил медицинскую Академию, получил звание полковника, стал доктором медицинских наук и лауреатом Государственной премии.

P.S. "Ледяной остров" - очередная книга из коллекции geki4uk и интересный образец послевоенной графики Ореста Верейского. Очень благодарна за возможность ее увидеть и показать вам!

Вся правда о кровавом Деде Морозе и мертвой Снегурочке


Сейчас мало кто знает, что с 1927г. по 1935г. в СССР советская власть запрещала устраивать рождественско-новогодние праздники. Тогда считалось, что «Только тот, кто друг попов, елку праздновать готов!». А совсем недавно я узнал, что оказывается, Новый год с его непременными атрибутами - нарядной елкой, Дедом Морозом и Снегурочкой, не всегда был праздником счастья, обновления и веры в чудеса...

Collapse )

Я в хоровод теней, топтавший нежный луг...

Оригинал взят у poetry_six в Я в хоровод теней, топтавший нежный луг...








Я в хоровод теней, топтавший нежный луг,
С певучим именем вмешался,
Но все растаяло, и только слабый звук
В туманной памяти остался.

Сначала думал я, что имя — серафим,
И тела легкого дичился,
Немного дней прошло, и я смешался с ним
И в милой тени растворился.

И снова яблоня теряет дикий плод,
И тайный образ мне мелькает,
И богохульствует, и сам себя клянет,
И угли ревности глотает.

А счастье катится, как обруч золотой,
Чужую волю исполняя,
И ты гоняешься за легкою весной,
Ладонью воздух рассекая.

И так устроено, что не выходим мы
Из заколдованного круга.
Земли девической упругие холмы
Лежат спеленатые туго.

Collapse )

Сказка о рыбаке и рыбке (оч. женское)

Женское Общество Патриоток Алтая с нескрываемым неудовольствием прочитало «Сказку о рыбаке и рыбке» Александра Пушкина и считает это зловреднейшей шовинистической чушью, призванной закабалить и без того бесправных российских женщин посредством апелляции к жалости к представленному в угнетенном виде старику. Разбирая на XXIV пленуме ЖОПА данную работу Пушкина А.С., мы вынесли суждение, что сказка была написана с одной целью, описанной им в другой сказке, но последовательно воплощаемой во всех его произведениях: «Сказка ложь, да в ней намек – ДОБРЫМ МОЛОДЦАМ урок», где педалируется именно адрес обучаемых этими стихами особей, отчего-то именуемых автором «добрыми».

Какие они «добрые» на собственном примере показал нам этот самый автор, являвшийся на самом деле мотом, кутилой, игроманом, бабником и жутким ревнивцем. Который всю свою жизнь был занят лишь удовлетворением собственного эго, что и привело его к вздорной дуэли, в результате которой его собственная жена осталась одна, без средств к существованию, с малыми детьми на руках и с запятнанной репутацией. В свете этой резолюции Пленума было решено написать свой вариант сказки, которая перестанет быть ложью, а станет суровой, но справедливой правдой.

«Жил старик со своею старухой
У самого синего моря».

Ну что ж, вот уже в первой строчке стихов мы видим, как унижается достоинство женщины. Почему «со своею» да еще и «старухой»? Кто ему дал право присваивать себе живого человека и обзывать его обидной кличкой только за то, что он (точнее она) уже некоторое время пожила с ним. Лучше текст заменить на:

«Жил старик с одной доброй женщиной
У самого синего моря».

Можно было бы первую строчку сделать, конечно, еще правдивее: «Жил старик с одной доброй женщиной, менеджером среднего звена в одной иностранной фирме», но это по ритму не подходит. Далее по тексту сразу же обращаем внимание на следующую несправедливость – старик, мол, работал, а женщина сидела дома и ничего не делала, кроме пряжи. Мол, весь доход в семью нес муж. Ну где это видано, чтобы в наше время мужчина зарабатывал больше женщины. Тем более, менеджера среднего звена в одной иностранной фирме. Нам видятся эти строчки так:

«Старик пил стеклоочиститель,
А добрая женщина ловила неводом рыбу».

Далее все было как в сказке, но только наоборот. Старик пил себе, а женщина поймала золотую рыбку. И золотая рыбка из женской солидарности не спросила героиню: «Чего тебе надобно, старче?», а задала вполне корректный вопрос: «Есть ли у вас какие-либо затруднения, коллега?» Женщина, без всяких там поклонов, памятуя о женской солидарности, совершенно бескорыстно (Вы думаете, мужчина просто так выпустил бы рыбу? Да ну, сказки) выпускает рыбку на волю и идет домой, где в доверительной беседе делится своими производственными затруднениями с близким, как ей казалось, человеком.

Но не тут то было, теша свое эго нитхинолом, он не помышлял о помощи жене, а мечтал лишь о:

«Дурачина ты, простофиля!
Не умела ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взяла ты с нее корыто пива,
А то мне опохмелиться нечем».

Совершенно деградировавшее животное и после употребления корыта пива не оставляет своих притязаний и требует у женщины:

«Не хочу быть с менеджером среднего звена!
Хочу быть со столбовою дворянкой!»

Она вопреки своей воле становится столбовою дворянкой, над которой сексуально измывается муж, впавший в средневековую дикость. «Вот неделя, другая проходит», и ему уже мало быть со столбовою дворянкой. Он смотрит различные порно-фильмы, находит в них притягательной пошлую развращенность Екатерины II и требует от жены стать «вольною царицей» посредством нещадной эксплуатации природного дара золотой рыбки, тоже женщины, между прочим. Кем же хочет быть этот изверг при своей «Екатерине»? Как говорил Фрейд, ничто не скрыто под одеялом. Даже в насквозь лживом тексте Пушкина есть оговорка на эту тему, по которой мы понимаем всю чудовищность замысла старика:

«На конюшне служить его послала».

Но не послала, а сам пошел. Да-да, эта похотливая скотина становится конем, чтобы воплотить все темные мужские мечты, которые обуревают самцов рода человеческого по отношению к беззащитным женщинам.

Неделю, другую он измывается над женой на конюшне, при этом, не моясь и воняя конем, и ему хочется уже и рыбку:

«Чтобы жить мне в Окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая»

Представляете, он – конь, она – рыбка. Мы не можем даже себе вообразить, что испытывала от так называемой близости с ним терзаемая жена, но уж что должна была испытать рыбка – для нас это вообще за гранью разумного.

Естественно, рыбка противится данному мезальянсу и поступает так, как должна была поступить героиня в самом начале сказки, она бросает старика к его корыту с «Полиролем», а женщину сватает за рыцаря на белом коне с красными парусами.